Закат на крови

Объявление

Там, где столкнулись вера, амбиции, страх, жажда власти и все людские пороки, нет правых и виноватых. Грехи земные переполнили чашу терпения ангелов и те обратили свои взоры к небесам. Люди взялись за оружие. По улицам столицы Франции забурлили реки человеческой крови. Париж ждет тебя и встретит набатом колоколов церкви Сен-Жермен-л’Осерруа.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Закат на крови » Париж » Танцы на осколках


Танцы на осколках

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

18 августа 1572 года. Лувр.

0

2

Во дворце, на торжестве по случаю женитьбы Генриха Наваррского и Маргариты Валуа, призванной укрепить союз между двумя враждующими сторонами, герцог появился с опозданием, которое приличествовало его статусу, но не оскорбляло ни самих молодожёнов, ни государя французского.
Высокий, атлетически сложенный молодой мужчина, наделённый красивыми чертами лица, с иголочки одетый, при своём возникновении всегда привлекает к себе внимание. Нетрудно представить, насколько оно усиливается, когда им является всеобщий народный любимец. Самому Генриху де Гизу это внимание хотя и льстило в какой-то степени, но гораздо больше вызывало раздражение своей назойливостью. Поэтому он постарался как можно деликатнее отделаться от окружавших его по очереди придворных, которые наперебой расточали ему комплименты, не забывая при этом выпячивать собственные, зачастую мнимые, достоинства, и направился к тому месту, где восседала королевская семья, то бишь сам король и его матушка, мадам Екатерина.
Остановившись на положенном по этикету расстоянии, он поклонился и посмотрел на них. Лицо его казалось абсолютно непроницаемым. Нельзя было углядеть в нём того негодования, которое Лоррейн испытывал по поводу текущей церемонии.
Во-первых, конечно, он не понимал, как король, а самое главное королева-мать могли пойти на такой шаг. Неужто Амбуазский заговор не научил их, что гугенотам нельзя доверять? Неужто не понимают они, что этот зверь назавтра откусит руку, кормящую сегодня? И что же, ему спокойно появляться на светских раутах вместе с Колиньи? Анри не мог заставить себя смириться с этим, даже при том, что рассчитывал на скорое возмездие за убийство отца.
Не менее трудно ему, правда, давалось смириться с тем, что Маргарита, его Маргарита, его милый и нежный друг, его горячая любовь, скована брачными узами с этим беарнским отродьем. Известие о её помолвке ранило Генриха, и рана эта раскрылась, когда он видел её теперь, смеющуюся и о чём-то оживлённо шушукавшуюся рядом с новоиспечённым супругом*. Он обещал, что сделает всё, чтобы не дать случиться этой свадьбе. И не сдержал обещания.

- Добрый день, государь, мадам, - впервые за сегодня поприветствовал он короля и королеву-мать, так как в церкви нарочно замешался среди задних рядов и держался в отдалении, - Можно подумать, нынче в Лувр спустились ангелы и пролили тут повсюду благодатное сияние. Гости двора Вашего величества так светятся, что некоторым аж глаза слепит.

Это был ничем не прикрытый сарказм, позволявший Гизу выразить свою отрицательную позицию так, что её невозможно не уяснить, и вместе с тем невозможно упрекнуть его самого за прямое противление государственным решениям.

*согласовано с Маргаритой Валуа

Отредактировано Генрих де Гиз (2019-01-21 17:41:37)

+3

3

Если с чем-то могла себя поздравить королева Екатерина, так это с тем, что брак Маргариты и Генриха де Гиза отныне невозможен. Амбиции дома Лоррейн следовало сдерживать. В преданность Гиза короне она не верила, как и в благоразумие дочери. Рано или поздно Маргарита задумалась бы о том, каково это, стать королевой Франции, так пусть довольствуется короной Наварры, это лучше чем ничего и лучше, чем монастырь.
- Мы рады вам, ваша светлость, - ласково отозвалась она, улыбаясь, кивая головой, заставляя драгоценности вспыхивать, окружая ее ореолом заменого могущества.
Любил ее старший сын или нет, но она оставалась самой могущественной женщиной Франции. У нее ушли годы на то, чтобы добиться этого, она похоронила на этом тернистом пути мужа и сына, но ни о чем не сожалела.

- Свадьба Маргариты это семейный праздник, сегодня здесь нет чужих – только верные подданные Его величества, коим он является добрым отцом. Разделите с нами веселье, герцог.
Она умела быть величественной, эта женщина, потерявшая красоту и свежесть из-за многочисленных родов и постоянных тревог, умела она быть и жестокой.
- Не забудьте поздравить королеву Наваррскую. Маргарита создана для короны, вы согласны, Ваша светлость?

Для короны.
Но не для короны Франции.
Но если бы кто-то сказал Екатерине Медичи, что дочь ее предпочтет постель Гиза любой короне, она была бы крайне разочарована. Женщина, в которой нет честолюбия а есть только сладострастие, заслуживает жалости.
И кстати о женщинах – Медичи окинула быстрым взглядом зал, убеждаясь, что де Сов и прочие ее дамы уже на своем посту, то есть среди гостей. Красивые, соблазнительные и опасные.

+4

4

Был ли доволен Анжу свадьбой сестры с Генрихом Наваррским? И да, и нет. С одной стороны, он признавал политическую необходимость этого брака, с другой стороны не мог не отметить, что Наваррец наименее подходящий муж из всех возможных для Маргариты Валуа. И дело даже не в любви, когда было дело в любви, коли речь идет о династическом браке. Дело в том, что супруги были слишком похожи.  Дело в том, что Маргарита привыкла смотреть на Генриха сверху вниз.
Но – напомнил он себе – счастье сестры не его забота.
Счастье не входит в приданое принцесс крови. Как и принцев крови. Маргарита умна, она сумеет привыкнуть. Во всяком случае, он на это надеялся, ради ее же блага…
- Принц и принцесса Конде, Монсеньор, - шепнул ему кто-то из свиты.
Анжу хотел был равнодушно пожать плечом, дескать,  а мне что за дело? Но вовремя вспомнил что уже несколько недель изображает любовь к Мари. Пришлось соответствовать.
- Принцесса похожа на ангела, не правда ли, господа? – прочувствованно сообщил он, украдкой строго взглянув на Можиро – пусть только попробует рассмеяться и испортить обедню.
- О да, сущий ангел!
Сначала все началось как шутка, как желание позлить Рене де Рье, которая слишком уж вольготно чувствовала себя  в роли его официальной фаворитки. Шалость удалась, милейшая Рене рвала и метала – любо посмотреть. В него летел кубок с вином, туфелька мадемуазель, Евангелие в тяжелом переплете – прости нас, Господи. И только потом он вспомнил, что кроме Рене есть еще и Генрих де Бурбон, принц Конде. И игра заиграла новыми красками.
Он, кстати, был милосерден. Соблазнить невинную Мари Клевскую труда бы не составило. Но тогда супружеская жизнь стала бы для нее совсем невыносимой. А так он честно давал малютке шанс научиться получать удовольствие от ласк мужа.

Появление Генриха де Гиза не оставило равнодушным зал. Генрих, наделенный проницательностью и чисто итальянской живостью ума, с любопытством взглянул на лица собравшихся, отмечая всю палитру чувств, от восхищения до ненависти.
- А вот и настоящий муж моей сестрицы, - иронично произнес он. – Но будем справедливы к королеве Наваррской, господа, у нее хороший вкус на наряды и на мужчин.
Слишком хороший – как выяснилось. И брат и мать были в ярости, когда открылось, что Маргарита любовница Генриха де Гиза, да и он был в гневе. Это было предательство. Предательство, которое не оправдывала любовь, даже если она была в этом союзе, но Анжу сомневался. Страсть – возможно, но любовь?
Но, так или иначе, это уже позади. Сегодня Маргарита стала королевой Наваррской. Можно сказать, этим Маргарита искупила свои грехи перед семьей и очистила свое имя. Все прочее уже трудности самого Наваррца.

+4

5

- Великодушие Вашего величества воистину заслуживает восхищения, - холодно улыбнулся де Гиз, - Адмирал Колиньи был бы польщён, услышав, с какой материнской теплотой вы отзываетесь о нём и ему подобным. Ведь, говоря о семье, если Его величество является отцом для своих поданных, то вы, мадам, не иначе как добрая, заботливая и умудрённая опытом матушка, не правда ли?

Нельзя сказать, что наполненные ядом слова мадам Змеи не попадали в цель. И всё же, ровно потому, что Анри прекрасно осознавал её желание и удовольствие причинить ему боль, слова эти не возымели на него эффекта в той степени, на которую, вероятно, рассчитывала королева. Её злорадство в его персональный адрес задевало герцога куда меньше, чем тот факт, что она принесла в жертву собственную дочь, самую прекрасную женщину Франции.
Никакой из предводителей гугенотов, ни даже сам старый пёс Гаспар, само присутствие которых здесь было для Его светлости страшным оскорблением, не тревожили молодого человека так сильно, как эта, освящённая кардиналом де Бурбоном в Соборе Парижской Богоматери, разлука с Марго. Унизительная разлука, если принять во внимание, кому отдана жемчужина королевства. За это, как и за вынужденную женитьбу на средней дочери Франциска Клевского, Анри де Лоррейн винил короля и королеву-мать, которые одним роковым действием лишили его и любимой женщины, и честолюбивых мечтаний. По этой, и лишь по этой причине, герцог внутри себя затаил на них обоих чёрную злобу.

- Вне всякого сомнения, создана, мадам, - согласился он, - Правда, не всякая корона достойна её головы.

За сим лотарингский принц откланялся монаршим особам и стал искать глазами ту, ради которой явился на это торжество лицемерия.
Много времени не понадобилось. Одетая в роскошное платье, которое, впрочем, не шло ни в какое сравнение с красотой её природных черт, Маргарита блистала в окружении дам, которые шелестели веерами и румянились щеками всякий раз, как король Наваррский, стоявший возле своей супруги, открывал свой смешливый рот.
Хвала небесам, что они расположились на очень удачной траектории, невдалеке от кучки сгрудившихся дворян, среди которых герцог Майеннский улыбался сквозь зубы маршалу Таванну, обсуждая предстоящую войну во Фландрии.
Генрих, присоединившись к этой группе, быстро включился в разговор. Со свойственной ему внимательностью он не упускал ни малейшей детали и между тем украдкой бросал косые взгляды в сторону новобрачных. Поймав взгляд Маргариты как раз в тот момент, когда закончил высказывать свою мысль, мужчина посмотрел на неё так выразительно, что трудно было не догадаться о том горячем желании, которое он испытывал в настоящую минуту.

Отредактировано Генрих де Гиз (2019-03-02 17:09:27)

+3

6

- Именно так, герцог, именно так…
Как положено доброй матушке, Екатерина улыбалась, прекрасно делая вид, будто говорят они только о том, что говорят.
Когда герцог де Гиз отошел, королева-мать внимательно взглянула на Карла, пытаясь понять, что он думает, о чем он думает… Но по лицу старшего сына трудно было прочесть его мысли. Карл был скрытен. Эта скрытность тревожила Екатерину Медичи не меньше, чем горячий темперамент Маргариты, которая жила сердцем и думала сердцем, хотя видит бог, ум у нее тоже был.
- Может быть, герцог де Гиз и недоволен этой свадьбой, но ведет он себя как добрый подданный, не так ли, сын мой?

А вокруг Маргариты и ее мужа вилась толпа придворных. Внимательно наблюдая за дочерью и ожидая от нее всего, любой глупости, Флорентийка заметила короткий обмен взглядами между королевой Наваррской и Генрихом де Гизом. Кроткий, но очень красноречивый.  Тут же последовал другой обмен взглядами, между Флорентийкой и мадам де Сов. Та подошла к Геннриху Наваррскому и что-то зашептала ему на ухо, прикрывая лицо веером с красными перьями, а потом и вовсе взяла под руку и увела за колонну, фамильярная вольность, за которую, впрочем, Медичи не собиралась ее журить. Шарлотта умница. Если кто и способен посадить любвеобильного Генриха Наваррского на короткий поводок, то это она…

«Ну, дети мои, поглядим, что вы будете делать дальше».
Вмешиваться Медичи не собиралась. Напротив, можно сказать, освобождала Гизу путь в супружескую спальню королевы Наваррской, уводя Генриха Наваррского в альков де Сов. Но хватит ли у него безрассудства воспользоваться этой возможностью? Лоррейн храбрец, но у него холодная голова - опасное сочетание двух великолепных качеств. Кроме того, трудно было предугадать, как поведет себя Маргарита. Флорентийка готовилась с удовольствием наблюдать эту трагикомедию людских страстей, которую сама же и благословила.
Не из каприза, разумеется, а на благо Франции.
Все на благо Франции.

+3

7

Мрачное настроение, неуместное на свадебном торжестве, не составило Маргариту и после беседы с мадам де Гонди. Клодин, как называла ее матушка, была мила и разумна, вот только Маргарите эта разумность казалась чем-то почти постыдным. Ее разум, ее сердце, ее характер требовали бунта, и не могли найти выхода. Ее надежно поймали, ничего не скажешь.
И она улыбалась, не позволяя горечи сквозить в улыбке, не позволяя обиде на мать и братьев отражаться в ее глазах. Она была любезна с мужем, памятуя о том, что теперь ее будущее неразрывно связано с его будущим. Она благосклонно выслушивала поздравления придворных. Дело сделано, к чему теперь выказывать непокорство?

- Мадемуазель де Шатонеф, ваши силлогизмы весьма любопытны, но все же мы подождем вашей собственной свадьбы. Надеюсь, вы сумеете их повторить с прежним пылом!
Все рассмеялись, Рене де Рье, не смутившись, учинила перед королевой Наваррской и королем Наваррским глубокий поклон.
- Если позволят Ваши величества…
- Говорите, - милостиво улыбнулась Маргарита Валуа.
- Если в браке женщина меняется в угоду мужу, то рано или поздно она возненавидит своего супруга.
- Вы слышали, сир? – обратилась Маргарита к своему супругу. – Очень мудрая мысль!

Появление в зале Генриха де Гиза она заметила сразу. Трудно было не сравнивать герцога с королем Наваррским, но Маргарита напомнила себе, что если хочет завоевать уважение своего народа, то должна, для начала, завоевать уважение мужа.
Благоразумные мысли.
Жаль, что король Наваррский не столько слушал, сколько искал кого-то взглядом, а найдя, улыбнулся особенной, такой красноречивой улыбкой охотника. Маргарита проследила за его взглядом и едва удержалась от пренебрежительной улыбки. Мадам де Сов. Одна из матушкиных любимиц.
- Я полагаю, вы правы, мадемуазель де Шатонеф, - громко проговорила она, уже беззастенчиво смотря на Генриха де Гиза, и ловя его ответный взгляд. – Ни к чему изменять своим предпочтениям, если на то нет веских причин.

Веская причина в лице мадам де Сов отвела ее мужа в сторону, Маргарита же дала понять всем прочим, что желает побыть одна. И взглядом дала понять Генриху де Гизу, что желает его общества. Раньше ей казалось, что им не нужны слова…
- Жийона, - громко обратилась Маргарита к своей верной фрейлине. – Тут ужасно душно. Принеси мне охлажденного вина.
Паж с подносом как раз был подле герцога де Гиза, и сообразительная Жийона, хотя присела в реверансе, но все же не торопилась исполнять повеление Маргариты, давая возможность герцогу де Гизу оказать услугу королеве Наваррской.

+2

8

Вот такая наша служба, птички мои – могла бы сказать мадам де Сов. Будь добра, изображай веселье и праздность, а сама будь начеку. Лови любой взгляд, любой вздох королевы-матери, и не только лови, а верно понимай. И верно действуй. Но все не так плохо, если есть азарт, а Шарлотта была азартна. Их короткая прелюдия перед балом должна была распалить Генриха Наваррского, разжечь в нем интерес и желание получить то, что было почти дадено.
Она, можно сказать, почти сдалась. Наваррский – почти победил. И сейчас, ничуть не смущаясь близким присутствием прекрасной Маргариты Валуа, шепотом настаивал на полной капитуляции.

- Вы слишком торопитесь, сир, - рассмеялась Шарлотта.
- Напротив, нахожу что мы напрасно теряем время на споры, моя прекрасная, а могли бы провести его гораздо лучше!
- Сир! – притворно возмутилась мадам де Сов. – У вас свадьба!
- Разве?
Трудно было устоять против обаяния Наваррца и Шарлотта невольно улыбнулась, глядя в эти широко распахнутые в деланном изумлении глаза.
- Да!
- Моя прелесть, но это не так! Католическая церковь выходит замуж за протестантскую, только и всего!
- Ну, если так…
Шарлотта спрятала улыбку за веер.
- Что, что?
- Если так, то тогда вы, сир, можете постучаться нынче ночью в дверь моих покоев.
- И мне откроют?
- О, несомненно.  Только, прошу вас, не берите с собой церковь – на моем грешном ложе ей делать нечего, я буду смущаться.
- Уверен, смущение вам к лицу… Я буду с нетерпением ждать ночи.

Поклонившись королю Наваррскому, Шарлотта отошла, послав быстрый взгляд королеве-матери. Едва заметный кивок должен бы дать понять Екатерине Медичи что все идет в полном согласии с ее пожеланиями.
Неожиданно для себя Шарлотта поняла, что и с ее пожеланиями тоже – определенно, это не то задание, которое ей неприятно исполнить, можно сказать, она приложит все старания, чтобы король Наваррский не пожалел о том, что эту ночь он проведет не в своей супружеской постели.

+2


Вы здесь » Закат на крови » Париж » Танцы на осколках